dvoevlodke73 (dvoevlodke73) wrote,
dvoevlodke73
dvoevlodke73

Category:

Троцкий: Если расстреливать, то без разбора, если заложники — неважно кто: женщины, дети, старики...

Оригинал взят у sofya1444 в Троцкий: Если расстреливать, то без разбора, если заложники — неважно кто: женщины, дети, старики...
Взято у http://www.e-reading.by/chapter.php/1022334/18/Boyarincev_-_Perestroyka_ot_Gorbacheva_do_Chubaysa.html

ЛЕВ ТРОЦКИЙ И ТРОЦКИЗМ

Вторым (после Ленина) человеком в государстве с момента завоевания власти большевиками стал Троцкий (Бронштейн), который, в частности, и предложил названия «Народный комиссар» и «Совет народных комиссаров».

Лев Троцкий (Лейба Бронштейн) был третьим ребенком в большой семье богатого херсонского землевладельца. После двухгодичного обучения в еврейской школе (хедере) он в возрасте девяти лет сидит за отцовскими бухгалтерскими книгами.

Затем в Одессе (одном из шести центров европейского сионизма) «молоденький Лейба оканчивает… шесть классов реального училища, отправляется в Николаев и становится членом нелегального «Южнорусского рабочего Союза». Арест, тюрьма, первый приговор — ссылка в Сибирь. Однако, прежде чем отправиться за Урал, арестант спешно регистрирует брак: по царским законам женатые ссыльные получают ряд важных льгот. Жену ему подыскали спешно, без особенного выбора, она оказалась старше его на шесть лет. В Московской пересыльной тюрьме ветхозаветный раввин объявил их мужем и женой. Семья Троцких отправилась к Байкалу, в село Усть-Кут, там у них родились две дочери. Содержание ссыльных при царизме было таково, что с поселения не сбегал только ленивый, бежал и Троцкий…» (Н.Кузьмин). Стоит заметить, что жену с детьми Троцкий «забыл» в Сибири!

Вскоре Троцкий объявился в Цюрихе, где познакомился с Ульяновым-Лениным, но общего языка с ним не нашел, зато сблизился с Парвусом. Взяв Троцкого в ученики, Парвус «на всю жизнь зарядил его одним заданием: мировая революция, для благозвучая названная им «перманентной». К симпатиям Парвуса прибавилась весьма влиятельная американская родня — особенно близко сошелся с нею Троцкий перед царским отречением. Это были Шиффы (через Животовских из России; Животовский — еврей, женатый на сестре Троцкого. — В. Б.). После этого последовало сближение с Варбургом, европейским резидентом американских банков. Вторая женитьба Троцкого окончательно укрепила его положение в мире хозяев большой политики. Став избранником такой компании богатых и влиятельных людей, молоденький Лейба обрел и основательную доверительность» (Н.Кузьмин).

О появлении Троцкого на российской политической арене Н.Кузьмин написал так: «Общеизвестно, что Парвус обладал изрядным весом в финансовом, а следовательно, и в политическом европейском мире. Этим, и только этим следует объяснять неожиданное появление молоденького Троцкого (всего 25-ти лет) в Петербурге в разгар событий 1905 года. Один, без партии, без всякого авторитета и поддержки, он вдруг возглавляет новую власть во взбунтовавшейся русской столице — Совет рабочих депутатов. Продержалась власть недолго, самодержавие собрало силы и уверенно отразило первый натиск революции, держава и династия сохранились, трон качнулся, однако устоял. Арестованный Троцкий предстает перед судом как государственный преступник… Троцкий держался дерзко, заносчиво, никому из судей не приходило в голову, что минует 12 лет и этот непочтительный еврейчик станет не только их судьей и палачом, он властно вцепится в горло… России».

Н.Кузьмин замечает: «Крах любого восстания калечит и зачеркивает судьбы многих. Так вышло и в России, однако провал первой русской революции почему-то вдруг возвысил репутацию всего лишь одного участника — Троцкого…»

«В дневниковых записях Троцкого от 25 марта 1935 г. можно прочесть: «Если бы в Петербурге не было ни Ленина, ни меня, не было бы и Октябрьской революции…» (Н.А.Васецкий «Л.Д.Троцкий: политический портрет», предисловие к книге Л.Д.Троцкого «К истории русской революции». М., Изд. ин. лит., 1990).

Отречение Николая II от престола застало Троцкого в Америке, где он вместе с Бухариным издавал газету и содержал специальную школу со специально подобранным составом учеников. Сразу же после отречения слушатели погрузились на зафрахтованный корабль и отбыли в Россию, где уже явно попахивало великой кровью гражданской войны {Кузьмин Н. Генерал Корнилов. Роман-хроника. М., 1997).

«Гвардия Троцкого готовилась в Америке, на пароходе их поместилось несколько сот человек… Не всех вместил… пароход с гвардейцами Троцкого, они продолжали прибывать в течение нескольких месяцев и в одиночку, и группами. Их кумир…всех встречал, инструктировал, устраивал, безделье прибывших, судя по развороту событий, не обещало быть долгим…» (Н.Кузьмин).

Интересный момент: пароход с Троцким и 275 его сторонниками был задержан в Канаде, где у Троцкого обнаружили десять тысяч долларов, происхождения которых он никак не мог объяснить, но после вмешательства американского правительства революционная команда продолжила свой путь в Россию.

«Если Ленин был головой русской революции, то исступленно кровожадный Бронштейн стал ее душой, вложив в дело разрушения России безграничный пафос ненависти» (Кереновский А. История русской армии. М., «Голос», 1994).

Хорошо известна роль Троцкого как народного комиссара по иностранным делам в срыве переговоров с Германией, что поставило страну на грань военной катастрофы (о периоде свой работы в области иностранных дел Троцкий писал: «Заботы по министерству иностранных дел я целиком предоставил товарищам Маркину и Залкинду»).

Переговоры в Брест-Литовске были сорваны делегацией, в составе которой были большевики: Л.Троцкий, А.Иоффе, Л.Каменев (Розенфельд), М.Покровский, Л.Карахан. Как писала позднее Н.Крупская, Ленин заявил, что это «авантюра, отдающая страну, где пролетариат встал у власти, где начинается великая стройка, на поток и разграбление».

Зинаида Гиппиус в феврале 1918 года в своем дневнике сделала такую запись о будущем Брестском мире: «.. Наша делегация (оказался таки 1 русский плюс 8 штук жидов) уже в Бресте, ей велено принять всякий мир…».

Итог: вместо оговоренных в договоре 150 тыс квадратных километров территории, Германия оккупировала 1 млн. квадратных километров, установила контрибуцию в 6 млрд. марок.

Вот как оценивает ситуацию того периода Дуглас Рид («Спор о Сионе»): «Большевики одним ударом украли у России ее два наиболее ценных сокровища: мир и победу, ту победу, что уже была в ее руках, и тот мир, которого она более всего желала».

Казалось бы, подобного рода предательство не должно было касаться «своих» интересов, но современное положение в России четко показывает, что противоречия между различного рода еврейскими «деловыми» кругами могут носить чрезвычайно острый характер.

14 марта 1918 года в день открытия чрезвычайного съезда Советов, на котором ратифицировался Брестский договор, Троцкий был назначен исполняющим обязанности председателя Высшего Военного Совета и наркомом по морским делам.

Именно Троцкий, осуществив показательный расстрел капитана Щастного, продемонстрировал себя ярчайшим представителем «пятой колонны». Об этом эпизоде С.П.Мельгунов пишет: «Не могло быть ничего более возмутительного, чем дело капитана Щастного, рассматривавшееся в Москве в мае 1918 г. в так называемом Верховном Революционном Трибунале. Капитан Щастный спас остаток русского флота в Балтийском море от сдачи немецкой эскадре и привел его в Кронштадт. Он был обвинен тем не менее в измене, обвинение было сформулировано так: «Щастный, совершая геройский подвиг, тем самым создал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти». Главным, но и единственным свидетелем против Щастного выступил Троцкий. 22-го мая Щастный был расстрелян «за спасение Балтийского флота»».

Троцкий писал: «Устрашение является могущественным средством политики, и надо быть лицемерным ханжой, чтоб этого не понимать. Трудно обучить массы хорошим манерам, они действуют поленом, камнем, огнем, веревкой» (цитируется по книге Р. Гуля).

Троцкий одним из первых поддержал идею учреждения в армии института военных комиссаров: «Комиссар — это политический деятель, революционер…Если комиссар заметил, что со стороны военного руководителя угрожает опасность революции, комиссар имеет право беспощадно расправиться с контрреволюционером вплоть до расстрела». То есть в основу устройства армии, как и всего государственного аппарата был положен основополагающий принцип Каганата — «руководящий» вождь, а при нем — главная фигура, фигура политического руководителя!

Для руководства военными операциями и для участия в них был сформирован особый поезд, вооруженный пушками и пулеметами, за которым следовал второй, в котором находилось 300 кавалеристов, аэроплан, вагон-гараж для пяти автомобилей, телеграф, типография, библиотека и баня. По своим функциям поездная команда Троцкого мало чем отличалась от карательного отряда, «чувствуя поезд в немногих километрах от линии огня, даже наиболее нервно настроенные части, и прежде всего их командный состав, тянулись изо всех сил», — отмечал Троцкий. То есть уже в гражданскую войну Троцким была создана система заградительных отрядов, в бесчеловечном создании которой современные демократические «историки» обвиняют И.В.Сталина.

«Нельзя строить армию без репрессий, нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни…» — писал Троцкий в «Моей жизни».

Если расстреливать, то без разбора, если в лагеря — сажать поголовно вне зависимости от отношения к конкретным распоряжениям и действиям властей, если заложники — неважно кто: женщины, дети, старики, главное, что они числились по «контрреволюционному ведомству».

4 июня 1918 года Троцкий отдал распоряжение отрядам, сражающимся против чехословацких мятежников:

«…Не сдающих добровольно оружие (мятежников), согласно ранее изданному приказу, расстреливать на месте. Насильно разоруженные эшелоны должны заключаться в концентрационные лагеря» (цит. по книге «Лев Троцкий». Минск, 1998).

Об обстановке в одном из таких лагерей (холмогорском) С.П.Мельгунов со слов заключенного пишет: «…На 1200 заключенных за полгода приходится 442 смерти!! В холмогорском лагере наряду с темным карцером и специальной холодной башней есть еще особый «Белый Дом». Это специальная изоляция для некоторых провинившихся. В маленькой комнате (даже без уборной) заключено бывает по 40 человек. Автор рассказывает о больных сыпным тифом, валявшихся здесь дней по 10 до кризиса без всякой помощи. «Некоторые просидели больше месяца, заболели тифом и кончили психическим расстройством». Это ли не пытка?» (выделено мной. — В.Б.).

По распоряжению Троцкого репрессиям подвергались не только офицеры — перебежчики из Красной Армии, но и члены их семей. Негативное впечатление от репрессивной политики Троцкого и его помощников усиливалось наличием того самого «национального фактора», то есть засилья евреев в большевистском руководстве, из-за которого Троцкий сразу же после победы Октябрьской революции отказался от поста наркома внутренних дел.

В Красной Армии Троцким насаждался культ собственной личности, в Уставе 1922 года (параграф 41) было написано: «Тов. Троцкий — вождь и организатор Красной Армии. Стоя во главе Красной Армии, тов. Троцкий ведет ее к победе над всеми врагами Советской республики».

Троцкий был автором модели «милитаристского социализма». В основе этой модели лежало требование милитаризации хозяйства страны, превращения ее в подобие гигантской военной казармы, где все делалось бы по приказам сверху, а массы были бы послушными исполнителями воли своих командиров (Н.А.Васецкий).

Троцкий внес большой вклад в формирование однопартийной системы в Советской России. Он соглашался на коалицию с другими партиями только при условии, что большевики получат 75 % мест в составе правительства и Ленин останется его главой.

В 1920 году вышла работа Троцкого «Терроризм и коммунизм», в которой он дал обоснование необходимости террора в период диктатуры пролетариата. Подвергнув критике учение о естественных правах человека, он назвал их «пересказом христианского спиритуализма» для утешения народа. Троцкий считал человека ленивым животным, боящимся инициативы и напора, особенно, как он считал, это касалось российского крестьянина: «Чем болен наш русский мужик — это стадностью, отсутствием личности…»

«Пока у нас недостаток хлеба, крестьянин должен будет давать советскому хозяйству натуральный налог в виде хлеба под страхом беспощадной расправы…». Он предлагал создать нечто вроде карательного корпуса для выбивания из деревни налога и создания продовольственных баз.

«Все население города и деревни должно понять, что устранение всех видов трудового дезертирства и шкурничества, несвоевременной явки на работы, неряшливости, бездельничанья, злоупотребления является вопросом жизни и смерти для всей страны и должно быть достигнуто в наикратчайший срок, хотя бы и самыми суровыми методами» (Троцкий «Как вооружалась революция», 1924).

«Расстреливали где попало: у тюремной стенки, в подвалах, в оврагах, в лесах, расстреливали кого попало: монархистов, республиканцев, социалистов, зажиточных крестьян, интеллигентов, буржуа, офицеров, священников.
На чекистском языке это называлось «противозаразной прививкой».
И Дзержинский привил ее в такой дозе, что вся страна замерла в кладбищенской тишине» (Роман Гуль).


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments